astra_wizard (astra_wizard) wrote,
astra_wizard
astra_wizard

Categories:

Какая боль! Аргентина Ямайка 5:0!

    15 апреля в Южной Корее прошли парламентские выборы. Все, кто хотел высказаться или кто должен был высказаться по данной теме, уже это сделали. Прочитав (почти) все, что было написано, поизучав корейские сми и комментарии в интернете, решил вставить свои пять вон и подвести итог всего этого действа. Ну, и собственные мысли высказать.

    Итак, что мы имеем? Сначала просто перечислим факты.

   Самая высокая явка за всю историю демократической Южной Кореи (то бишь с 1987 года). Мощная победа правящей Демократической партии, которая взяла две трети всех мест, превратившись таким образом в самую первую в истории страны «супер  партию» (슈퍼 정당). Оппозиция проиграла практически везде, за исключением регионов, которые всегда за нее голосовали. Выборы создали уникальную (и смешную) ситуацию для оппозиции, поскольку вся (!) ее верхушка проиграла и не попадает в следующий состав Национального Собрания. Впервые за всю историю демократической Южной Кореи (и снова повторюсь, это с 1987 года) одна и та же партия побеждает четыре раза подряд на всех трех уровнях власти: на выборах в Национальное Собрание 2016 года, муниципальных выборах 2018 года, президентских выборах 2017 года, выборах в Национальное собрание 2020 года. Причем, и выборы 2017 года, и 2018, и 2020 годов – рекордные по своим показателям.

    Как такое получилось?

    Прежде чем я вообще начинать говорить о причинах, отчего чего-то получилось или не получилось, надо помнить две вещи о выборах в Корее, и, еще конкретнее, об этих выборах. Вот эти две вещи:
- регионализм,
- протестное голосование.
    Это два ключевых момента. Помним о них, потому что это важно. Что они значат – чуть ниже. Пока просто держим их в уме и смотрим дальше.

    Демократическая партия сокрушительно победила?

IMG_8364

    Да, тут двух мнений быть не может. Когда одна партия получает абсолютное большинство в парламенте страны и получает возможность проводить вообще любые законы без каких-либо оглядок на оппозицию – это сокрушительная победа. Случаев, когда одна партия берет кучу мест в законодательном органе страны отдельно взятой страны, очень много, происходит это как и в нормальных себе демократиях, так и в диктатурах. Разумеется, в каждой стране причины сего феномена будут свои. Имеются свои особенности и в Южной Корее.
    Следующий, двадцать первый по счету парламент страны будет совершенно иным по своему характеру, потому что теперь Демократической партии вообще не надо ни с кем ни о чем договариваться, чтобы проводить и принимать законы. Единственное, чего они не смогут – это поменять Конституцию (для этого нужен 201 голос в 300-местном органе), но в остальном – свобода невообразимая. То есть, потасовок вроде той, что происходили в ноябре и декабре прошлого года, в Южной Корее в ближайшие четыре года не будет. Точнее, будут, конечно (консерваторы вообще любят применять физическую силу), но никакого значения это больше иметь не будет.
    Демократы заняли 180 мест из 300, что на 60 мест больше, чем в нынешнем составе Национального Собрания (120 мест), оппозиционные консерваторы взяли 103 места,  что на 17 мест меньше, чем сейчас (112 мест). И это даже с учетом того, что они довольно низко смухлевали. Если это не сокрушительная победа демократов – то что тогда сокрушительная победа?
В счет сокрушительной победы демократов можно также зачислить и тот факт, что после выборов оппозиционная партия осталась без своей верхушки. Вот прям совсем без нее. Это было бы очень смешно, если бы не было так грустно: в новый состав парламента не прошел вообще никто из нынешнего состава правительства партии: глава партии консерваторов Хван Гё Ан разгромно проиграл бывшему премьер-министру Ли Нак Ёну, в новый состав не попала ни прошлая глава фракции партии в Национальном Собрании На Гён Вон, ни нынешний глава фракции Сим Че Чхоль, не прошли и вторые лица в партии Мин Гён Ук, Ли Ын Чже, Ким Чжин Тхэ, Чха Мён Чжин. Еще смешнее получилось с округом Кванчжин-ыль: в Сеуле бывший мэр Сеула проиграл (!) молодой девчонке, бывшему пресс-секретарю Мун Чже Ина (!). Партия в одночасье лишилась всей своей головы. И снова: если это не сокрушительная победа демократов – то что тогда сокрушительная победа?
    Из видных консерваторов в новый состав избрался только Чан Чже Вон. Да и то, новый парламент еще даже не открылся и заседать не начал, а его место уже опасно под ним шатается. В данный момент он находится под следствием в прокураторе по делу о физическом насилии во время потасовок прошлой зимой в парламенте. Если суд по его делу вынесет обвинительный приговор, то он своего мандата лишится. Вот так. И таких как он – шесть человек. То есть, потенциально, консерваторы в самом ближайшем будущем могут лишиться еще максимум шести мест в новом парламенте. Если это не политическое поражение, то что тогда?

    Почему демократы так уверенно победили?

    Причин, как всегда, несколько, и все они взаимосвязаны. Однако одно я скажу сразу: независимо от того, что говорят разные комментаторы разного уровня квалификации в разных концах света, демократы победили НЕ потому что:
- они такие белые и пушистые,
- они хорошо справились со вспышкой коронавируса.

    Да, возможно, из-за границы эта сентенция покажется странной, но реакция правительства на этот наш коронавирус не сыграла в победе демократов такой уж прямо решающей роли. Думаю я так по нескольким причинам.
    Во-первых, вопрос о том, хорошо справилось нынешнее правительство с эпидемией или нет – это для широкой корейской публики вопрос дискуссионный. Разумеется, тот хвалебный поток, нескончаемо льющийся на Южную Корею изо всех иностранных СМИ, незамеченным не остался, но оценка действий правительства Мун Чже Ина в нынешней ситуации, как минимум, спорна, хотя и, несомненно, склоняется в положительную сторону. Лично я оцениваю действия правительства очень высоко, но многие со мной не согласятся. И в чем-то, возможно, даже будут правы.
    Во-вторых, и это трудно увидеть из-за границы, вопросы внутренней политики оказали на результаты выборов намного большее влияние, чем вирус или международные отношения. А то тут некоторые американские «специалисты» сразу заявили: народ поддержал Муна в его северокорейской политике. Как человек, живущий в стране, заявляю со всей ответственностью: вопрос об отношениях с Севером вообще не выносился на повестку. Привычные крики консерваторов о «коммунизации» страны я в счет не беру.

    Итак, перейдем к главному. Так в чем же причины столь оглушительной победы?

    Широкая поддержка нынешнего президента

    Ни для кого не секрет, что парламентские выборы во время президентства какого-то определенного политика – это всегда срединный экзамен его деятельности со стороны народа и выражение своего отношения к нему: хорошо работаешь? Молодец, вот тебе твоих в парламент. Дурак? Ну так вот тебе оппозиции побольше. В Южной Корее эта схема работала всегда. Мун Чже Ин – президент от демократов, а сейчас у него – самый высокий рейтинг среди всех президентов Южной Кореи на третьем году правления за всю ее историю. И тому есть причины, которые, если перечислить кратко, то будут выглядеть примерно так:
- Грамотное и быстрое управление страной во время чрезвычайных ситуаций (и здесь не только коронавирус, тут и самые сильные пожары за историю страны в прошлом году, землетрясение в Кёнчжу и т.д.),
- Политика по отношению к Северу, которую поддерживает большинство,
- Медицинская реформа, которую поддерживает большинство,
- Реформа рынка недвижимости, которую поддерживает большинство,
- Грамотная внешняя политика, в результате которой растет имидж страны за рубежом,
- Обостренное чувство национальной гордости, которое поддерживает большинство (это я сейчас про Японию, угу).

    Отдельным пунктом здесь надо выделить реформу недвижимости, это мощный фактор, почему люди поддерживают Муна и демократов в целом. Опять же, из-за  границы этого не видно, но недвижимость – это наша больная тема. Правительство Муна проводит реформы, почти обратные тому, что делала Пак Кын Хе с Ли Мен Баком, и, положа руку на сердце, в его предложениях намного больше логики и справедливости. В голосовании это выразилось очень хорошо, если вы посмотрите на то, как голосовал Сеул, где это – проблема номер один. Каннам, Сочхо и Сонпха (с недавних пор еще и Ёнсан) – это все очень дорогие районы, цены на недвижимость в которых достигают каких-то астрономических показателей. Все владельцы недвижимости тут всегда традиционно голосуют за консерваторов, потому что те обещают снизить налоги на богатых и владельцев квартир. Мун же, как пришел, сразу сказал: все, у кого дорогая недвижимость и те, кто владеет двумя экстра дорогими квартирами и больше – будут платить больше налогов. Результат? Весь Каннам голосует против демократов. Какой сюрприз, правда? Дошло до абсурда: на Каннаме победил северокореец. Только потому что он выдвигался от консерваторов. Весь следующий после выборов день все сторонники демократов ехидничали над сторонниками консерваторов: вы же так против коммуняг, как же так? Депутат от самого богатого района столицы Южной Кореи – член Трудовой партии Кореи Северной. Большей иронии и придумать сложно. Хотя, честно говоря, удивительного в его победе мало. На Каннаме демократы могут хоть Мать Терезу выставить, а консерваторы – суслика. Победит суслик. И, мое сугубо личное мнение, от суслика в парламенте было бы больше пользы, чем от депутата-консерватора.

IMG_8356
Пародия на сериал "Аварийная посадка любви" (사랑의 불시착), только с теперь с Тхэ Гу Мином

    Неверная стратегия и поведение консерваторов

    Демократы победили, не потому что они такие все хорошие, белые и пушистые, а потому что консерваторы прос**ли все так сильно, что не победить их в такой ситуации было сложно. Собственно, даже делать-то много и не пришлось. Все, что надо было делать демократам – это тихонечко сидеть и «мотыжить каждый свой участок, как святой Франциск» (цитаты великих людей). И эту задачу они не запороли. Помните, я вначале говорил про протестное голосование. Ну так вот, вспоминайте его сейчас. Это – одна из основных причин победы демократов. Очень большое количество людей голосовали за них не потому что реально их поддерживают и действительно считают, что они лучше, а потому что альтернатива им – такой дремучий и опасный пипец, что лучше уж демократы.
    Выделю две группы ошибок, которые допустили консерваторы: конкретные, под эти выборы, и, так сказать, макроуровня, более глубинные и более фундаментальные.

    К конкретным могу отнести:
- Слова и фразы представителей партии, слишком уж вышедшие из-под контроля и перешедшие все границы дозволенного. Последний месяц перед выборами превратился просто в какой-то парад глупых и откровенно опасных высказываний кандидатов от консерваторов, начиная от Хвановского «надо простить тех, кто заходил в тот самый канал Телеграмма» (все знакомы с этим скандалом?), до слов Чха Мён Чжина, обвинившего родителей погибших на Севоле детей в том, что они, пока ждали водолазов с затонувшего парома и тел своих детей, «еб**ись в палатках с волонтерами» (причем именно так, используя матершинный глагол в корейском языке). Причем сказал он это первый раз во время телевизионных дебатов, затем во время ралли, потом еще пару раз в интервью. Даже «Чосон Ильбо» осторожно покритиковало его за такое высказывание, можете себе представить? «Чосон Ильбо»! Покритиковало консерватора!
    Ну, и глава предвыборного штаба Ким Хен Чжин тоже подлил маслица, когда фактически «опустил» всех граждан своей страны своей фразой про 1 миллиард 800 миллионов вон. Следили за новостями? В последнюю неделю перед выборами скандал вызвало сообщение о том, что Тхэ Гу Мин (это который северокореец, на Каннаме от консерваторов выдвигался, - и выиграл в итоге) заработал 1 миллиард 800 миллионов вон с момента своего побега в Южную Корею. Что произошло ровно четыре года назад. У народа возник логичный вопрос, как это перебежчику удалось за столь относительно короткий срок заработать такую приличную сумму? Это все же почти миллион семьсот тыщ долларов. На что Ким Хен Чжун ответил: если вы трудолюбивый человек, то это легко. А если у вас нет такой суммы, то вы лентяй, в Южной Корее все так зарабатывают. Понятное дело, что все в Южной Корее так не зарабатывают, таких денег обычным путем (даже написав одну книгу, пусть и бестселлер) вообще не заработать. И вот так, одним легким взмахом, он записал в лентяи и неудачники более 90% населения страны.
    И таких «перлов» было много.

    - Отсутствие внятной программы. Точнее, отсутствие вообще какой-либо программы. Партия официально шла на выборы под лозунгом «Осудим диктаторский режим Мун Чже Ина!». Как предлагалось его осуждать, что в нем такого диктаторского, что конкретно им не нравилось, что и как они предлагали поменять и чего добиться в итоге – все это осталось за кадром. Никто никогда не говорил, что он сделает, если его выберут. Все только орали, что пора кончать с этим ужасом-ужасом, все плохо, будет еще хуже, поэтому надо всему этому положить конец. Вот, собственно, и вся их программа. Когда журналисты их спрашивали, а что плохо-то и чему конец надо положить, ответов они не давали, только начинали орать громче, сразу обвиняя таких журналистов в потакании «этим коммунягам».
    Такая позиция частично была оправдана тем, что сказать им было действительно нечего. Хван Гё Ан менял свою позицию по нескольку раз в день, я даже не преувеличиваю сейчас. Самый знаменитый момент – это когда с утра он выступил на радио, где в пух и прах раскритиковал намерение правительства раздать деньги нуждающемуся населению и бизнесу в размере от 400 и выше тысяч вон, назвав это «красным популизмом», последним шагом к коммунизму и окончательному развалу либеральной демократии. Вы будете смеяться, но уже вечером того же самого дня он с серьезным видом сидел в штаб-квартире партии и требовал от правительства раздать абсолютно всем по 500 тысяч, как это делают «в нормальных странах» для помощи пострадавшим от эпидемии, а Океания всегда воевала с Остазией. Подобные метания не остались незамеченными даже среди его сторонников.
    Почву из-под ног консерваторам выбивало практически все, поскольку вся их риторика была, как правило, построена на лжи и искажении фактов. Поначалу они критиковали Муна за то, что он не закрыл границу с Китаем и китайцы завезли нам этот страшный вирус. Но когда количество зараженных в США и Италии, которые закрыли границу с Китаем еще в январе, стало переваливать за сотни тысяч, они вынуждены были замолчать. Потом они дико критиковали Муна за то, что он не справляется с эпидемией, потому что вон в Японии уже  апрель, а все хорошо. Но тут в Японии заболевшие вдруг повалили сотнями, стало понятно, что в Японии все не так уж и хорошо, консерваторы снова замолчали. Перед самыми выборами они попытались кричать, что экономика упала ниже плинтуса и падение ВВП будет рекордным за всю историю всех Вселенных вместе взятых, но тут вышел доклад сразу нескольких уважаемых организаций, в том числе и американских, и – о ужас! – японских, которые поставили Южную Корею на первое место среди стран ОЭСР как страну, наименее пострадавшую от коронавируса и ВВП у которой упадет меньше всех, всего на сколько-ко там десятых процента, максимум, на процент. По сравнению с двузначными цифрами США смотрелось впечатляюще. Пришлось замолчать и сейчас. А тут еще лидеры со всего мира выстроились в очередь, чтобы позвонить Муну и ноу-хау перенять. Даже Трамп позвонил. И о помощи попросил. Официальный нарратив о коммунистическом аде в дымящихся руинах рушился на глазах. В общем, не сложилось.

    Есть и более глубинные причины поражения. Суммируя то, что пишут и либеральные, и консервативные СМИ, а также приплюсовав свое мнение, можно сказать следующее.
    Во-первых, так и не закончившийся кризис после импичмента Пак Кын Хе. Партия так и не поняла, что случилось, не вынесла никаких уроков, не поняла, почему и за что народ так с ней поступил. Лидеры и большинство в партии решили, что это было небольшое недоразумение и достаточно просто преодолеть фракционные различия, чтобы люди снова начали их поддерживать. Разумеется, это не так. Непонимание и непринятие результатов импичмента логичным образом привело к нынешней ситуации. Если бы они сразу приняли радикальные меры, вычистили свои ряды от предателей и совсем уж одиозных личностей, исправили риторику и начали предлагать конкретные меры по улучшению экономики – цены бы им не было, и они бы с большой долей вероятности победили бы на этих выборах. А пока лидеры партии будут открыто поддерживать предыдущего президента или, как минимум, дипломатично отмалчиваться по этому поводу – они никогда и нигде больше не победят. Потому что это говорит лишь об их неадекватности восприятия реальности, непонимания чаяний простых людей и неспособности учиться на собственных ошибках. Избиратели такое не прощают. В Южной Корее точно. 
    Во-вторых, крайне неверный выбор главы партии и направления ее развития. Выбрать премьер-министра Пак Кын Хе своим главой было самой большой ошибкой, которую они только могли совершить. И они ее совершили. Еще раз, потому что не вынесли никаких уроков из импичмента их президента и поняли его причин. Хван Гё Ан, конечно, спас себя этим шагом от преследований за преступления прошлой администрации, но при этом показал себя крайне слабым, неумелым и трусливым лидером, не контролирующим свою собственную партию и не несущим ответственности даже за свои собственные слова. Практически всего его действия на этом посту были ошибкой – это просто потрясающе. Бойкотирование работы Национального Собрания, тупые шоу с подстриганием под ноль, многочисленные бредовые и противоречащие друг другу заявления, постановочное шоу с голоданием (и поеданием пиццы ночью за палаткой), низкая уловка с созданием партии-спутника, чтобы завоевать больше мест в новом парламенте – все это отторгло от партии часть даже преданных ей сторонников.
    Очень большой ошибкой было также выбирать На Гён Вон в качестве главы фракции консерваторов в парламенте. Непонимание ситуации, отсутствие хоть каких-то лидерских качеств, простые проколы в интервью, открытая поддержка Абэ, призывы к «любви ко всему японскому» и все эти «ничтожества вроде нас не имеют права даже произносить имя японского императора» (про председателя Национального Собрания Мун Хи Сана) – все это не только сильно ослабило позиции консерваторов в законодательном органе, но и стало причиной, почему молодежь начала массово уходить от поддержки этой партии. Прояпонскость консерваторов – это вообще их очень большой минус. Молодежь этого не любит, но вот только до 70-летних стариков это никак не дойдет. Если бы они так открыто не встали на сторону Японии в прошлом году во время ее конфликта с Кореей, то сейчас бы у них было больше шансов.
    На данный момент в партии нет ярких личностей, который могли бы сделать консерватизм великим снова и увлечь за собой молодые сердца. Тот факт, что Хон Чжун Пхе, который утер всем своим обидчикам нос и снова избрался в парламент от одного из округов его родного округа Тэгу (обойдя консервативного кандидата! В Тэгу!), снова выдвигается общественной мыслью на роль лидера партии, говорит лишь о ее полном раздрае. Этому политическому течению сейчас нужны новые лица, новые подходы и новые лозунги, а не старый преступник, под предводительством которого партия и так уже проиграла муниципальные и президентские выборы.
    В-третьих, полное непонимание нынешней ситуации и страны, в которой они живут. Говоря простым языком, партия застряла в прошлом и упорно отказывалась признавать новую реальность. Высказывания в духе «женщина должна сидеть на кухне», «зачем ограничивать рабочее время, люди должны умирать на рабочем месте», «начальник должен иметь право лапать свою секретаршу за коленки, она сама виновата, знала, на какую должность шла, чего жалуется теперь?» и иже с ними привели лишь к тому, что молодежь стала называть консерваторов 꼰대정당 (Партия надменных стариков). Южная Корея – очень интересный для социологов объект, потому что тут сложилась уникальная демографическая ситуация. Люди, которым сейчас больше 50 лет, в абсолютном большинстве своем поддерживают консерваторов, потому что еще помнят Пак Чон Хи (а некоторые – так даже и Корейскую войну), люто ненавидят коммунистов и северных корейцев, обожают и смотрят в рот американцам и японцам как людям первого класса. Люди, на молодость которых пришлась демократизация страны (это 80-е и 90-е годы), в большинстве своем голосуют за демократов, поскольку они уже жили и росли в другой Корее. Им важнее справедливое государство, пусть и с высокими налогами, они не видят в Северной Корее такого уж страшного врага, а Америка для них – нужный и важный партнер, но уж точно не хозяин, по указке которого надо прыгать через любые обручи. Догадались, как будут голосовать эти две демографические группы?
    А если сюда еще приплюсовать нынешнюю молодежь, которая смотрит на стариков, их суждения относительно брака, работы, женщин в обществе и прочих современных фишек и видит исключительно каменный век, - как думаете, будут они за них голосовать? Разумеется, плюрализм мнений никуда не денешь, но статистика – девушка крайне упрямая, она нам четко указывает за кого голосует молодежь. Спойлер: это не консерваторы.
    Еще одна ошибка консерваторов – это слишком сильный и неприкрытый регионализм. Открытые насмешки и издевательства над жителями отдельных районов страны, низкие с моральной точки зрения высказывания и, скажем так, спорные с позиции человечности выражения относительно определенных людей и исторических событий – с такой позицией сложно завоевать более молодую аудиторию, которая уже не так сильно смотрит на регион рождения человека, как старики, которым за 60. Нынешние выборы вообще получились очень региональными: юго-восток почти единодушно проголосовал за консерваторов, юго-запад – традиционно, за демократов. Сеул, в обычное время качающийся как маятник из одного лагеря в другой, в этот раз был синий-пресиний. Как раз в силу всех вышеописанных причин. Поскольку предложить им больше нечего, консерваторы снова вернулись к риторике эпохи железного занавеса: или мы, или коммуняги. Не дадим превратить страну в коммунистический рай. Защитим оплот демократии на рубеже грязных марксистов. Не с нами? Коммунист! Я, конечно, все понимаю, но в 2020 году подобные воззвания, мягко скажем, несколько устарели.

IMG_8362
По результатам очень хорошо видно, как регионализм влияет на выборы в Южной Корее

    И что теперь будет?

    А никто не знает. Такого еще никогда не было, чтобы одна партия имела такой мандат от народа на власть. И здесь интересно посмотреть на то, как реагируют на эту ситуацию в двух лагерях.
    В консервативных СМИ посыпают голосу пеплом и пытаются понять, что случилось. Ради справедливости замечу, что даже такие насквозь лживые и фейковые медиа как «Чосон Ильбо» выпускают неожиданно трезвые статьи. Превалирует мысль, что кандидаты сами виноваты, все эти многочисленные скандалы лучше уж точно не сделали. Потихоньку и тактично выдвигают мысль, что Хван – не лучшая кандидатура на роль лидера. Что где-то «ошиблись» с чтением народа. В общем, что-то пошло не так. Странно, конечно, мы ж должны были победить, всем же ясно было. Чего это они, народ, то бишь?
    В либеральных СМИ, надо заметить, никакого ликования относительно победы нет и в помине. Все отмечают, что на плечи Демократической партии всем своим весом легла задача управления государством и отмазок вроде «мы хотели принять этот закон, но консерваторы нам не дали!» уже лепить не получится. Народ отчетливо сказал: вот вам ваши места на муниципальных выборах, вот – на парламентских. Президент тоже ваш, так что давайте, вперед, ребята, флаг вам в руки. Прежде всего, сторонники демократов (и примкнувшие к ним на этих выборах) выдали им карт-бланш на создание органа на контролю за коррупцией среди органов власти (знаменитый 공수처, против которого консерваторы костьми легли), урегулирования рынка недвижимости, реформы прокуратуры. Эти моменты обязательно войдут в повестку следующих двух лет, как минимум, до окончания срока Мун Чже Ина. При желании сюда же можно притянуть и политику по отношению к Северу.
    В марте 2022 года во время президентских выборов мы увидим, насколько народу понравится такое положение дел. Понравится – у нас снова будет президент-демократ. Не понравится – уравновесим консерватором. А там уже и следующие парламентские выборы через два года.

    Ну, и совсем уже в заключение

    Вокруг меня есть как ярые сторонники демократов, так и не менее ярые сторонники консерваторов. Есть вообще аполитичные личности, есть те, кто вдумчиво подходит к выбору каждый раз. И, к моему большому удивлению и уважению, очень часто люди довольно серьезно подходят к вопросу о том, за кого надо голосовать. Например, на этих выборах буквально за день до них профессор университета, где я работаю, меня немного удивила и восхитила. Она в целом всегда на стороне демократов, хотя к Муну у нее есть серьезные претензии в области реформы образования (собственно, как и у меня). На мой вопрос, кто по ее мнению победит, она выдала:
- Сложно сказать. Думаю, что демократы возьмут большинство в парламенте. Я сама еще не решила, за кого я буду голосовать. Но если смотреть на будущее и на тех, кто в этот раз выдвинулся от консерваторов, то, наверное, будет правильным подыграть демократам. Они, по крайней мере, работают. Да и не время сейчас Мун Чже Ину палки в колеса ставить.

    Лучше и не скажешь.
Tags: Корея, Корея-Япония, Пак Кын Хе, СМИ, США, Северная Корея, Сеул, Южная Корея, Япония, выборы, жизнь в Корее, иностранцы в Корее, корейцы, маразмы, новости, политика, президент, размышления, страноведение, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments