astra_wizard (astra_wizard) wrote,
astra_wizard
astra_wizard

Categories:

Итоги для Южной Кореи, version 2020

   А давайте подведем итоги нашего столь горячо любимого всеми 2020 года? Те, кто за Южной Кореей наблюдают, все нижеописанные моменты хорошо знает, а те, кто следил не особо – возможно, откроет для себя пару интересных моментов. Немного забегая вперед, замечу, что Тема, О Которой Мы Говорили Весь Год, при всей ее актуальности, спорности и важности, уступает по значению некоторым иным моментам внутренней жизни страны.

   Итак.

1. Вирус.
   Ясен пень, тема важна, актуальна и занимает большую часть повестки всех СМИ. Говорить о ней отдельно тут не хочется, поэтому и не буду. Оценки есть разные (черные, белые, красные), ситуация еще далека от завершения, но одно ясно, в принципе, уже и сейчас – Южная Корея с вызовом справилась весьма и весьма неплохо, даже не смотря на подросшие цифры в декабре. На весь мир распространились термины с приставкой К- (K-quarantine как один из них, описывающий способ, которым с вирусом боролась именно Южная Корея). Ну, а подробности… О борьбе с вирусом, всех противоречиях и мнениях о нем и способах борьбы с ним можно писать тома. Об этом – как-нибудь отдельно. А пока остановимся на очень хорошей оценке страны в данном вопросе номер раз во всем мире в уходящем году. Замечу, кстати, что во внутренней повестке имеются моменты и более важные, чем корона. О них – ниже.

   2. Парламентские выборы 15 апреля.
   Это уже более серьезная и важная для Южной Кореи тема 2020 года, более важная, чем вирус.
   Во время очередных парламентских выборов просто с огромным преимуществом победила правящая Демократическая партия, причем победила настолько круто, что взяла абсолютное большинство мест: теперь, чтобы принимать законы, оппозиция ей вообще не нужна. Результаты этого мы видим уже в этом году. Все те предложения и проекты, которые с такой яростью и ненавистью воспринимали консерваторы, постепенно претворяются в жизнь, одно за другим: реформа рынка недвижимости, реформа прокуратуры, создания спец органа по надзору за коррупцией и т.д. Победа демократов на этих выборах была важна для них как сама по себе, так и в контексте: обычно в Парламенте Южной Кореи большинство получала партия, оппозиционная действующему президенту. Так было не прям всегда, но в абсолютном большинстве случаев. В 2020 же году в стране сложилась уникальная ситуация, которой никогда не было за все время существования страны: на всех уровнях власти, от муниципального до главы государства, находятся демократы. Частичный анализ итогов выборов я уже делал тут, но с течением времени ситуация меняется, и, по-хорошему, надо бы написать еще одну заметку о значении этого явления и реальных итогах. Ну, надеюсь, руки дойдут. Пока же повторим значимость этих выборов: самая высокая явка избирателей за всю историю парламентских выборов в Южной Корее (66.2%), выборы прошли в самый разгар пандемии, но по их итогам не было выявлено ни одного зараженного, консерваторы получили самое маленькое количество мест в Парламенте страны за всю ее историю (103 места), что практически добило этот политический лагерь, кризис которого начался с истории импичмента Пак Кын Хе.

   3. Жесткое противостояние властей и прокуратуры.
   Это чисто южнокорейский внутренний момент, которому из-за границы практически вообще никто не уделяет никакого внимания. Я много мониторю и англо и русскоязычных специалистов по Корее, но за 2020 год почти никто из них не сказал ни слова о событиях на этом поприще. Но, хотите верьте, хотите нет, это – самое важное событие в этом году в Южной Корее, похлеще всех этих ваших вирусов.
   Проблема прокуратуры вьется веревочкой еще со времен диктатуры Пак Чон Хи и совершенно отчетливое понимание того, что это – действительно серьезная проблема, которую реально надо решать, пришла во время президентских выборов 2012 года и позже, во время правления Пак Кын Хе. Там все запутанно и эта тема тоже стоит того, чтобы описать ее отдельно, но прям совсем в двух словах – суть реформы состоит в сокращении полномочий прокуратуры и в минимизации ее возможностей влиять на политику страны, потому что в нынешнем виде прокуратура в Южной Корее – это такой серый кардинал, имеющий практически ничем неограниченные возможности и власть, что зачастую ведет к крайне серьезным и зачастую просто беспрецедентным случаям нарушения всех мыслимых законов и Конституции страны (опять же, дело Пак Кын Хе).
   После прихода к власти демократы усиленно пытаются ситуацию исправить, но получается это у них пока так себе: танцы с саблями между Чху Миэ (нынешний министр юстиции) и Юн Сок Ёлем (нынешний генпрокурор) достигли своего пика в декабре, когда министр попыталась сместить прокурора с должности из-за того, что тот нарушил кучу законов при расследовании дела Чо Гука. Это даже звучит смешно, потому что вообще-то генпрокурор – подчиненный министра юстиции, и министр должен, по идее, иметь право смещать и назначать на эту должность кого-угодно. Но не в Южной Корее. Консерваторы костьми лягут, но не сдадут этот бастион, потому что только так они могут контролировать все суды и все правовое поле страны, и даже министр юстиции тут мало что может поделать. Чху Миэ вынесла ему выговор и попыталась отстранить от должности на два месяца, но суд встал на сторону прокурора и вернул его в должность. Эту битву демократы проиграли. Рейтинги Мун Чжэ Ина тут же поползли вниз, потому что реформа прокуратуры – один из ведущих пунктов, который народ ждет от президента и который он клятвенно обещал, вступая в должность. И хотя консервативные СМИ трубят победу, а либеральные сдержанно выражают сожаление, мое личное мнение: да, демократы проиграли эту битву, но не проиграли войну. Чху Миэ подала в отставку, Мун эту отставку принял, и эстафету принял следующий боец - Пак Пом Ге. Будет ли он сражаться с прокуратурой так же отчаяно, как это делала Чху Миэ, покажет время.
   Все самое интересное, как говорится, еще впереди. Демократы у власти будут еще долго, время у них есть. И так просто от реформы глубинного консервативного истеблишмента они не отступятся, в этом смысл самого их существования.

   4. Рынок недвижимости.
   Еще один момент, на который зарубежные специалисты вообще не обращают внимание, а ведь это – ключевой момент 2020 года в Южной Корее. Рейтинг Мун Чжэ Ина падает именно из-за неуверенной и не совсем последовательной реформы рынка недвижимости страны (а не из-за какой-то там Северной Кореи или подавлении свободы прессы (!), как заявляет абсолютное большинство англоязычных "специалистов").
   Это – тоже очень обширная и сложная тема, чтобы вот так, наскоком, ее тут описать, и на взгляд русского человека она, наверное, вообще может показаться странной и надуманной. Но для нас проблема покупки, продажи и съема жилья, особенно в Сеуле – это проблема номер один. Битва прокуратуры с властью – это, конечно, важно и увлекательно, но жилье – это то, что касается абсолютно каждого человека в его ежедневной жизни. Те бомбы, которые заложили в этот сектор Ли Мен Бак и Пак Кын Хе, начали постепенно взрываться. Разумеется, поскольку вся гниль предыдущих «реформ» вылезла только сейчас, вся критика обрушилась на нынешнего президента, иногда – справедливо, иногда – нет. Если в двух словах, то самые основные проблемы лежат в системе съема жилья по принципу «чонсэ» (долгосрочный съем при большом депозите), ипотечных и «чонсэ» банковских кредитах, проблемы налогообложения владельцев жилья, проблемы так называемых 다주택자 (людей, владеющих больше чем одной квартирой), а также покупке квартир по системе 청약 (система, при которой можно приобрести жилье от застройщика по кадастровой, а не рыночной стоимости). Проблема, на самом деле, сложна и запутанна, особенно для людей, которые в Корее не живут и рынок ее недвижимости представляют себе смутно. Именно поэтому среди иностранных комментаторов почти никто ее и не затрагивает, хотя именно она – и есть самая ключевая в нынешнем году, когда Мун решился на более-менее серьезные реформы, которые тут же начали давать противоречивые результаты. Но об этом – как-нибудь в другой раз. Добавлю, что меня эта проблема тоже коснулась, причем далеко не косвенным образом, и этот момент лично я воспринимаю довольно эмоционально. Больше всего претензий к нынешней администрации лично у меня - именно в этой области.

   5. Смерть мэра Сеула Пак Вон Суна.
   Еще один эпизод из сериала «Миту». На этот раз жертвой пал один (и очередной) из самых возможных кандидатов от демократов на следующих президентских выборах. Ситуация там тоже темная, еще менее понятная, чем с Ан Хи Чжоном, и, как показывает время, вызывающая большое количество вопросов. Пострадавшая секретарша от всех прячется, доказательств никаких нет, те, которые она предоставила в самом начале, оказались липовыми и сфабрикованными, в общем – дело ясное, что дело темное. Моральная сторона вопроса всегда будет оспариваться, поскольку мораль у каждого своя. Но сам факт, несомненно, сильно повлиял как на общую политическую раскладку, так и на атмосферу в правящей партии, дав несколько карт в руки оппозиции.

   6. «Паразиты» и БТС
   Ну, давайте и о хорошем тоже! Все, конечно, помнят, но отметить сей исторический момент, разумеется, надо: в 2020 году впервые в истории Оскара, и впервые в истории корейского кинематографа, фильм «Паразиты» режиссера Пон Чжун Хо завоевал сразу четыре Оскара, в том числе и в категории «Лучший фильм года». БТС заняла первую строчку музыкального чарта Billboard, что также произошло впервые. В общем, в 2020 году много чего произошло впервые в области корейской культуры, к-поп постепенно перестает быть сенсацией крайне нишевой аудитории и становится более-менее мейнстримом в мировом масштабе. Интерес к Корее, ее культуре, кинематографу, музыке и языку растет не по дням, а по часам, и это не может не радовать. До покорения мировых вершин и полного доминирования еще, разумеется, далеко, но путь уже виден. Кто бы мог подумать еще лет десять назад, что видео уроки корейского языка на YouTube будут набирать сотни тысяч просмотров!

    7. Северная Корея.
    Поскольку я не специалист по нашему северному соседу, никаких оценок выносить не буду, но в повестке Южной Кореи он присутствовал часто и много. Самые громкие моменты уходящего года в этом плане – взрыв совместного офиса в Кэсоне, выдача рыбаков, заплывших в Канвондо обратно северянам и убийство моряка, который непонятно с чего вдруг решил перебежать на Север. Не менее шокирующим и действительно значимым моментом стало и то, что впервые (опять это слово…) за всю историю двух Корей лидер Северной официально (!) извинился (!!) перед президентом Кореи Южной и ее народом за свои действия. Произошло это как раз из-за моряка, который пытался сбежать на Север, и которого северокорейские пограничники застрелили (или сожгли? Там все тоже как-то мутно было, неприятная, в общем, история приключилась с человеком). Я даже не уверен, что в англоязычных (да и русскоязычных, если на то пошло) СМИ эта информации вообще была. Сложно втиснуть факт извинения главы Северной Кореи перед главой Южной в тот нарратив демонизации страны, который проводят все вокруг.

   8. Ли Гон Хи.
   Обратил ли вообще хоть кто-то внимание на то, что закончилась целая эпоха? Легендарный сын основателя компании «Самсунг» Ли Гон Хи умер в октябре 2020 года в возрасте 78 лет. При всех противоречивых оценках его личности, не признать очевидный факт нельзя – именно он сделал Самсунг тем, чем он является на сегодняшний момент. В этом его заслуги, разумеется, умалять сложно. Самсунг при нынешнем Ли Чже Ёне, еще даже толком не начавшем царствовать, но уже замаранным скандалом с Пак Кын Хе, - это уже другая эпоха и другая компания. Все же Самсунг, каким мы его знаем сейчас – это целиком и полностью заслуга Ли Гон Хи.Хороши или плохи чеболи для экономики Южной Кореи – вопрос дискуссионный, но факт остается фактом. 
Tags: Азия, Корея, Мун Чжэ Ин, Северная Корея, Южная Корея, быт, жизнь, недвижимость, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments