Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

A380~

Деньги в красном конверте

    Соллаль (Новый Год по лунному календарю) – один из самых больших праздников в Корее. Существуют определенные традиции на праздник, которые соблюдаются и до сих пор, и одна из них – это «сэбэтон» («세뱃돈»): деньги, которые дедушки и бабушки дают своим детям и внукам в ответ на поклоны, которые те совершают. Для представителя России традиция эта необычна и интересна, поскольку в русской культуре отсутствует. А когда и как она появилась в Корее?
    В государстве Чосон (1392 - 1910) традиции дарить детям и младшим членам семьи деньги не существовало. Согласно архивным записям, после традиционных поклонов, младшее поколение усаживалось поудобнее и выслушивало наставления и поучения старших, велись разговоры о жизни, вместе распивались традиционные алкогольные напитки, делилась праздничная еда. Никакого финансового поощрения в каком бы то ни было виде такое общение в те времена не предусматривало. Если верить дворцовым записям, то император награждал своих подданных четырьмя мандаринами с острова Чечжудо, и это было все. 
    Наиболее распространенная и признанная многими теория говорит о том, что культура «сэбэтон» пришла в Корею из Японии и Китая во времена колонизации Корейского полуострова (1910 – 1945). В 11 веке в Китае в первый день первого месяца по лунному календарю было принято давать небольшие суммы денег в красном конверте молодым людям, которые еще не вступили в брак с наставлениями о будущем и поучениями о том, как правильно жить. В Японии конца эпохи Эдо преимущественно в крупных городах также существовала традиция «Отосидама»: дарения денег на новый год. На картине корейского писателя Чхве Ен Нена, жившего и творившего во времена позднего Чосона и японской колонизации в сборнике его произведений «Хэдончукчи» впервые появляется эпизод, когда отец дарит ребенку конверт с небольшой суммой денег, на котором в то время отчетливо проставлялась цель: «на книги», «на кисти» и т.д.
  Сразу после освобождения Кореи в 1945 году тяжелая экономическая ситуация свела подобные практики на нет, но уже с конца 1960-х годов традиция дарить детям небольшие суммы денег на Новый год снова постепенно распространяется по стране. В то время самой обычной суммой были 10 вон, на которые можно было взять напрокат пару-тройку комиксов в местной библиотеке или купить три-четыре пакетика с сахарной ватой.
    Сумма резко выросла до 1000 вон в 1982 году. Причиной этого стала не только банальная инфляция в стране, но также и тот факт, что теперь все деньги меньше 1000 вон превратились в металлические монеты и класть их в бумажный конверт стало непрактично, да и нелепо. Купюру в одну тысячу вон теперь стали также класть в конверт и при поздравлениях на свадьбу.
    С конца 80-х годов в стране разогналась инфляция, а также, вследствие проведения Олимпийских и Азиатских Игр, изменилась и психологическая атмосфера в целом, люди стали ощущать себя немного богаче, чем раньше, поэтому в конверт стали класть уже 5000 вон. С бурным развитием экономики Южной Кореи в 90-х годах соответственно росли и «новогодние выплаты» детям, и к середине 90-х они достигли уже 10 000 вон, однако после сильнейшего финансового кризиса 1998 года в стране суммы значительно упали, и большинству детей снова пришлось довольствоваться одной тысячей.
    В 2009 году в Южной Корее появилась купюра в 50 000 вон, что вызвало очередной виток «новогодней инфляции», упростив (или усложнив, это с какой стороны посмотреть) удобство передачи денег. В середине 2000-х некоторое время были популярны наборы с двухдолларовой бумажкой (или ее эквивалентом в корейских вонах) из-за новости о том, что известная американская актриса Грейс Келли вышла замуж за принца Монако после того, как получила в подарок купюру в два доллара. Однако эта мода быстро прошла, не в последнюю очередь из-за мизерной финансовой значимости такого подарка.
    В 2010-х в качестве «сэбэтон» все чаще дарили различного рода купоны и денежные чеки, предпочитая их обычным деньгам. Купоны эти ограничены определенными сферами использования и, как правило, выдаются под какую-то конкретную цель (купоны на книги в книжных магазинах или в больших универмагах, на обучение на онлайн курсах и т.д.), а значит, родители могли быть уверены, что их чадо использует деньги строго по назначению. В последнее время также набирают популярность и электронные купоны, которые можно легко отправить по мессенджеру, благо самый популярный сервис Южной Кореи «Какао Ток» предлагает сотни вариантов, начиная от чашки кофе и заканчивая дешевыми авиабилетами.
    Как можно видеть, изменились способы дарения, однако сам факт, - деньги или их эквивалент на Новый Год для детей, - остался неизменной традицией корейского общества, которая поддерживается вот уже почти сто лет.
A380~

<82년생 김지영>

<Ким Чжи Ён, 82 года рождения>

    Учитывая, сколько шума наделала эта книга в Корее, не прочитать я ее не мог. Сразу стоит оговориться, что существует она пока только на корейском языке, ни на английский, ни, тем более, русский перевода еще нет. Книга вышла в 2016 году, автор - Чо Нам Чжу, писатель-сценарист корейского телевидения, в том числе и работавшая с довольно известными развлекательными ТВ программами и сериалами в Корее.
  Collapse )
A380~

Браки заключаются на небесах?

  В газете "Чунан Ильбо" ("중앙일보") вышла моя статья про русско-корейские браки. Читающие на корейском могут ознакомиться с ней здесь. Для не читающих на языке Великого Сечжона под катом - статья на русском.
  *Русская версия отличается от корейской, она объемнее, с большим количеством пояснений, расчитанная на русскоязычного читателя.


Collapse )
A380~

Разрешите обратиться! - 3

И еще пара слов по теме о корейских обращениях.
Суффиксы "-양" ("-ян") и "-군" ("-кун").
Особо много про эти суффиксы говорить нечего. "-ян" присоединяется к женскому имени и, собственно, обозначает "девушка", "девочка", "-кун", соответственно, к мужскому, и означает "парень", "молодой человек". В девяти случаях из десяти эти суффиксы будут использованы только старшими по отношению к младшим, как правило, к детям и тинейджерам, во всех остальных случаях они неприемлемы. Часто их можно слышать в речи учителей, называющих детей по именам в классе, воспитателей в хагвонах (языковых школах), иногда - при обращении, например, начальника отдела в офисе к юной стажерке или стажеру, реже - между друзьями, но это уже больше в шутку и зачастую в тех ситуациях, когда говорящий хочет подчеркнуть половую принадлежность слушающего.

Отдельный пласт обращений, про который надо говорить отдельно, это, разумеется, используемые в повседневном общении термины родства, применяемые к людям, которые родней не являются. Попробую немного классифицировать подобные обращения.
"오빠" ("оппа", старший брат для девушки). В современном корейском языке "оппа" - это уже не только старший брат для девушки, это - любой молодой человек страше нее, более или менее близкий ей, друг, знакомый, сослуживец и т.д. Здесь, тем не менее, стоит сделать оговорку. Просто одним термином "оппа" девушка будет называть либо своего родного старшего брата, либо своего парня. Во всех остальных случаях перед этим обращением будет стоять имя человека (성우 오빠, например ("Сон У оппа"), - хотя данное правило все же больше применимо, когда разговор идет об этом самом "оппе" с третьим человеком, при непосредственном же обращении это все равно будет просто "оппа"). С этим "оппа" (как и со всеми остальными терминами, о которых ниже) всегда возникает больше всего сложностей при переводе на русский язык: точной паралели в русском не существует и приходится постоянно выкручиваться и искать слова, подходящие к данной конкретной ситуации. "Оппа" - это не просто слово, это целый пласт корейской культуры, если посмотреть шире. "Оппа" всегда поможет, на него можно (и нужно) положиться, он - источник всех радостей (равно как и корень всех несчастий) и т.д. и т.п. В этом обращении заключена вся суть конфуцианского общества, - старший всегда лучше, он всегда прав, тем более, если старший - парень по отношению к девушке.
"언니" ("онни", старшая сестра для девушки). Употребление такое же, как и у "оппа", этим словом называют не только родных старших сестер, но и всех старших девушек. "Онни" присуща и одна уникальная черта, отличающая ее от всех других подобных обращений, а именно, так подзывают девушек-официанток в ресторанах, причем, довольно часто - даже парни. Частая ошибка русскоговорящих в Корее - называть официанток "아가씨" ("Агасси", досл. "девушка"). Делать этого, тем не менее, нельзя, поскольку слово "агасси" имеет ярко выраженный негативный оттенок; так называют девушек легкого поведения, в редких случаях, старенькие дядечки и тетечки могут так назвать молодую девушку (что оправдано этимологически; "агасси", если смотреть дословно "маленькая девочка-госпожа"; негативный смысл это слово приобрело недавно, еще при жизни этих самых старичков, отсюда и использование ними этого слова по старой памяти).
"형" ("Хён", старший брат для парней). Сфера использования - та же самая. Любой парень старше вас будет "хёном" (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Интересная деталь: "хёном" (или вежливее "хённим") называют главаря банды его подчиненные.
"누나" ("Нуна", старшая сестра для парней). Сфера употребления - та же самая. Тем не менее, позволю себе отметить, что "нуной" чаще называют все же родных старших сестер, если же необходимо как-то обозначить девушку, старшую по возрасту, кореец все же будет искать другие способы: по должности, месту работы и т.д., хотя сказать, что парни полностью избегают этого обращения, конечно же, нельзя.
"동생" ("Тонсэн", младший брат или сестра). Прямым обращением это слово не является, никто и [почти] никогда не называет младшего "тонсэном" при непосредственном контакте, однако в разговоре с третьим лицом об этом человеке на него могут сослаться именно этим термином. Так, например, могут охарактеризовать молодую девушку / парня, чтобы подчеркнуть его принадлежность к чему-либо (без подобного соотнесения корейская культура просто не мыслится): 김연아, 국민 여동생 ("Ким Ён А, младшая сестренка всей нации"), вроде как любя и гордясь одновременно.

Ну, и в завершении данного "трехсерийного" поста про корейские обращения остается добавить, что корейский язык, как и любой другой, собственно, богат на способы выражения и, в частности, на обращения, коим я и попытался его посвятить. Разумеется, существует масса других видов обращений к человеку, способов его позвать, окликнуть, привлечь внимание, уважительно подчеркнуть его статус или оскорбить до глубины души, я хотел привести в пример лишь некоторые из них, те, которые, на мой взгляд, употребляются чаще всего. Искренне надеюсь, что мои заметки стали интересны как владеющим великим языком императора Сечжона, так и тем, кто просто интеересуется Кореей и всем, что с ней связано.
A380~

Разрешите обратиться!

Все, кто изучает корейский язык, обязательно сталкиваются с тем, как и кого в какой ситуации можно и нужно называть. Система имен, должностей, различных социальных моментов и лингвистических особенностей делают корейский язык одним из самых сложных в этом отношении. Как же корейцы называют друг друга?
Прежде всего, всем изучающим корейский преподаватели говорят, что корейцы очень мало используют личных местоимений: я, ты, он, она, вы... Это действительно так. В отличие от того же русского языка, где подлежащее является обязательным (ну, почти обязательным) предложение в корейском языке спокойно обойдется без обозначения лица, а поскольку лицо никак в глаголе (как в русском языке) не выражается, переводить такие предложения зачастую весьма проблематично, нужно обязательно знать контекст.
В Корее считается невежливым называть друг друга по имени. Такое обращение позволительно только для родителей, когда они разговаривают с детьми, близких друзей между собой, вот, пожалуй, и все. Во всех остальных случаях это будет либо какой-то титул, название должности, либо специальные слова, как раз и призванные помочь корейцам в наименовании друг друга в обход личных имен. Обращение по личному имени - это "панмаль", "полуречь", на которой говорят между собой только друзья (либо родители с детьми). Ни в каких других случаях обращаться к корейцы по его имени нежелательно. Разумеется, иностранцу, особенно если он не говорит по-корейски, могут простить столь грубую социолингвистическую ошибку, но настроение собестеднику вы испортите основательно. Особенно это касается деловых переговоров: чтобы общаться с корейцами на предмет бизнеса надо в обязательном порядке обладать хоть минимальными знаниями корейской культуры обращений.
Частица 씨 (-сси). Обычно это частицу, которая присоединяется к личному имени, в учебниках переводят, как "мистер", "уважительное обращение к незнакомому человеку". Отчасти, это действительно так, однако у этой частицы есть масса нюансов, не зная которых, можно легко попасть впросак. Лично я бы применил к данной частице термин "полууважительная", поскольку, с одной стороны, она создает официальную обстановку и подчеркивает, что говорящий не знает слушающего (или знает его плохо), дистанцируется от него и старается быть нейтрально вежливым. Применить эту частицу к хорошо знакомому человеку - значит обидеть его. "-Сси" ни в коем случае нельзя применять к человеку, который находится выше вас (по всем параметрам: социальный статус, возраст и т.д., - или хотя бы по одном из них), "-сси" - это все-таки нейтрально-вежливое "вы" среди примерно равных людей.
В корейском языке, что всегда удивительно для русского человека, нет местоимения "вы". Слово "당신" ("Тансин" - формальное "Вы") совсем не отвечает требованиям, возложенным на русское "Вы". "Тансин" говорит только жена мужу или муж жене (да и то, далеко не всегда), и этим использование данного местоимения ограничивается. "Тансин" весьма грубое и унизительное, на самом деле, слово, очень часто используется в ссорах, спорах, драках, например... Когда вам нужно намеренно унизить и оскорбить человека презрительным "Вы". Если же вы хотите уважительно назвать человека, то придется выкручиваться и искать другие способы, но ни в коем случае не употреблять "тансин". В случае обращения к человеку в возрасте может подойти нейтральное "선생님" ("Сонсэнним" - "Учитель", даже если человек не имеет никакого отношения к профессии преподавателя) или "사장님" ("Сачжанним" - "Директор").
Невежливым также будет и употребление местоимений третьего лица "그" ("кы") к парню и "그녀" ("кынё") к девушке (которое вообще попахивает матом), хотя во всех учебниках по корейскому, которые я видел, употребляются именно эти местоимения. Возможно, для того, чтобы не сбивать инострацев с толку в самом начале и все же дать схожие с родным языком моменты такой метод и сработает, но покрутившись среди корейцев начинаешь корректировать свои теоретические знания. Среди друзей (или при разговоре старшего о младшем) можно сказать "얘" ("е") (или, в зависимости от грамматики предложения "걔" ("ке") или "쟤" ("че") - досл. "Этот ребенок"). Однако подобное обращение является весьма фамильярным и возможно, еще раз подчеркну, только среди друзей и при разговоре о близком тебе человеке. Интересен и другой связанный с этими словами лингвистический момент: этими словами ("ребенок" "얘" "е") могут называть даже неодушевленные предметы, например, в магазине при выборе товара и т.д. Очень смешно получается, выбираешь, например, кофту, а тебе говорят: вот это дитятко помягче и цвет у него поярче, чем у того... Хотя подобное выражение мысли все же характерно исключительно для разговорного языка и, зачастую, в речи не очень грамотных людей.

Продолжение следует...