Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

A380~

Итоги для Южной Кореи, version 2020

   А давайте подведем итоги нашего столь горячо любимого всеми 2020 года? Те, кто за Южной Кореей наблюдают, все нижеописанные моменты хорошо знает, а те, кто следил не особо – возможно, откроет для себя пару интересных моментов. Немного забегая вперед, замечу, что Тема, О Которой Мы Говорили Весь Год, при всей ее актуальности, спорности и важности, уступает по значению некоторым иным моментам внутренней жизни страны.

   Итак.

Collapse )Хороши или плохи чеболи для экономики Южной Кореи – вопрос дискуссионный, но факт остается фактом. 
A380~

Какая боль! Аргентина Ямайка 5:0!

    15 апреля в Южной Корее прошли парламентские выборы. Все, кто хотел высказаться или кто должен был высказаться по данной теме, уже это сделали. Прочитав (почти) все, что было написано, поизучав корейские сми и комментарии в интернете, решил вставить свои пять вон и подвести итог всего этого действа. Ну, и собственные мысли высказать.

    Итак, что мы имеем? Сначала просто перечислим факты.

   Collapse )
A380~

Птица счастья, выбери меня!

    Слушайте, а читать предвыборные брошюры - это крайне увлекательное дело! Вот, например, пришла мне домой целая стопка этого добра. Больше 29 партий вон выдвигают своих кандидатов, пытаясь попасть в Парламент. Понятное дело, что попадут не все, и основная-то борьба разворачивается между двумя основными партиями либералов (더불어민주당 – «Демократическая партия «Вместе») и консерваторов (미래통합당 – «Партия объединенного будущего»). Есть, конечно, еще условные 정의당 (Партия Справедливости), 민생당 (Партия «Обычных граждан»), они в Парламент, конечно же, попадут, просто не в таких количествах, как две ведущие силы. Ну, и есть еще всякая мелочь, которая возьмет по одному-два места.

    В общем, решил я глянуть, какое светлое будущее нам обещают. Collapse )
A380~

"Хонка-лео": консерваторы против либералов. Часть II

    Продолжаем наблюдать за битвой консерваторов против либералов в лице бывшего лидера партии «Чаю Хангуктан» Хон Чжун Пхе и представителя либерального лагеря писателя Ю Си Мина. Оригинальное видео, напоминаю, можно посмотреть здесь.

    Вторым ключевым словом оказалась «Безопасность на Корейском полуострове» (한반도안보). Здесь даю чуть более подробный перевод, чем в первый раз, думаю, многим будет интересно посмотреть на разницу во взглядах либералов и консерваторов на проблему ядерной Северной Кореи.
Collapse )
A380~

"Хонка-лео": консерваторы против либералов. Часть I

    В какой-то момент южнокорейская оппозиция нынешней власти в лице консерваторов (и конкретно – бывшего лидера партии Хон Чжун Пхё) поняла, что ор в парламенте и через официальные СМИ имеет весьма ограниченный эффект на широкую публику: рейтинг оппозиционной партии стабильно падал после каждого спорного высказывания очередного ее члена, а риторика нынешних лидеров начала пересекать черту дозволенного. Появилась необходимость в выходе на новые рынки, влиянии на потенциальный электорат. Стала нужна борьба за молодежь, которая в Корее традиционно поддерживает либералов. А как выйти на молодежь? Хон рассудил вполне здраво: завел себе канал на Ютубе и начал нести консервативные ценности в неокрепшие умы, объясняя избирателям, где добро, а где зло. Канал его продвигался ни шатко ни валко, набирал пару тысяч просмотров, количество подписчиков медленно росло и за первые шесть месяцев деятельности канала доросло до почти двадцати тысяч. Специфический имидж Хона и его натянутые отношения с нынешними лидерами его партии не приносили ему особых дивидендов, да и его зачастую прямо противоречащие друг другу заявления и утверждения, а также вызывающие недоумение фразы, выдающие его неэрудированность и неначитанность лишь отдаляли его от простого народа. Если посмотреть на открытую статистику его канала, то можно увидеть, что основной пласт его подписчиков – люди старше 60 лет. Что, кстати, само по себе является интересным феноменом: Ютуб – самая популярная в Южной Корее социальная сеть в категории «для тех кому за» в силу простоты его использования и возможности бесконечно просматривать рекомендуемые видео на одну и ту же тему.
    В какой-то другой момент такая же потребность назрела и у либералов. Не то чтобы им была нужна какая-то дополнительная поддержка населения, просто в силу исторических и социальных причин своих нормальных средств массовой информации у них практически нет, все самые мощные и влиятельные газеты и телекомпании в стране исключительно консервативны. Поэтому писатель Ю Си Мин, бывший министром при администрации Но Му Хёна, решил завести свой Ютуб канал. Здесь надо заметить, что Ю Си Мин – один из самых известных либералов страны, писатель, председатель фонда имени Но Му Хёна, широко известный в Южной Корее и, в целом, очень любимый широкой публикой. Активный сторонник нынешнего президента, он тоже объявил, что открывает свой канал и будет приглашать туда самых разных людей для интервью по самым насущным и актуальным вопросам.
    Наметилось противостояние южнокорейских либералов и консерваторов на Ютубе. Точнее, противостояния особо не получилось, потому что «Алиллео» Ю Си Мина еще даже до загрузки первого эпизода буквально за пару дней набрало почти 500 тысяч подписчиков, а после открытия каждый эпизод стабильно набирал почти по миллиону просмотров. Хон Чжун Пхё с его «Хонка колой» до таких цифр, конечно, далеко, хотя в последнее время просмотры и на его канале начали подбираться к отметкам в 400 тысяч и выше. Причина здесь, в общем-то, проста: каждому движению нужен свой лидер. Ю Си Мин стал выразителем либеральных идей в интернете на одной конкретной отдельно взятой платформе, выразителем и сторонником консервативных ценностей на ней стал Хон Чжун Пхе (вне зависимости, кто и что о нем думает).
    В ситуации, когда противостояние двух политических лагерей в стране несколько обострилось, уже почти с самого начала все ждали, когда же эти двое уже схлестнутся лично. Мнения о том, что было бы крайне интересно увидеть на экране монитора битву представителей этих двух лагерей, ходили по интернету очень широко. И вот, мы дождались. Третьего июня Хон и Ю встретились лично, сделали совместную запись и оба выложили ее каждый на свой канал. Чтобы все было честно, договорились, что без купюр и монтажа, две совершенно одинаковые версии, на двух каналах. А дальше уже публика с той и другой стороны будет судить по-своему и делать свои выводы. Эпизод привлек широкое внимание и интересен со многих сторон. Пройти мимо я, разумеется, не мог.
    На роль ведущего-модератора позвали журналиста из YTN, который доставал заранее подготовленные сторонами ключевые слова, вокруг которых и строились дебаты. В целом, в ее ходе были очень хорошо выявлены основные различия и несовпадения во взглядах, которые и приводят к постоянным столкновениям, поэтому хотелось бы тезисно законспектировать позиции сторон. Разговор был структурирован: ведущий давал какое-то ключевое слово, по которому высказывался каждый, а дальше уже начинались дебаты. Ключевые слова были предложены самими участниками.

   Collapse )
A380~

Страна заходящего солнца

    Пожалуй, я еще немного выскажусь на тему корейско-японских отношений. Эмоциально так выскажусь. Просто как зарисовка, чтобы непричастные или плохо ориентирующиеся в вопросе понимали, откуда вообще у этого конфликта растут ноги и отчего он все никак не затихнет, спустя семьдесят-то лет. На примере прошедшего столетия Первомартовского движения за независимость Кореи от Японии. Мне кажется, или японцы борзеют не по дням, а по часам?
    Для начала факты, а потом уже мои личные эмоции.

    Официальный Токио выразил протест президенту Южной Кореи Мун Чжэ Ину в связи с его речью, посвященной столетию движения за независимость. Напомню, что 1 марта 2019 года исполнилось ровно сто лет движению за независимость Кореи от Японии, которая колонизировала Корейский полуостров в 1910 году. Как нам говорят источники за годы колонизации погибло большое число корейцев, по самым разным причинам. Кого-то репрессировали, кого-то угнали в рабство на шахты, кого-то – в сексуальное, солдат удовлетворять. Многие корейцы были задержаны, судимы и убиты по самому широкому спектру обвинений. В общем, довольно стандартная ситуация для практически любой колонизированной страны. Но именно цифры, которые президент озвучил в своей речи, и стали причиной гневной реакции правительства Японии.
    В своей речи Мун Чже Ин сказал, что «за годы колонизации в общей сложности в борьбе за независимость участвовало 2 миллиона 20 тысяч человек, что составляло 10% от населения Корейского полуострова на тот период. Примерно 7500 были убиты, 16 000 пострадали и получили увечья, а более 46 000 были задержаны, судимы и приговорены к разного рода видам наказаний, начиная от простого тюремного заключения и заканчивая каторжной работой» (цитата отсюда).
    Япония тут же, в тот же день, выразила свой официальный протест, заявив, что цифры взяты с потолка, не имеют под собой никаких документальных обоснований, и являются спорными. Японские документы преподносят совершенно другие данные: в общей сложности в движении за независимость участвовали не более 7500 человек, начиная с 1919 года и по конец периода колонизации (1945 год), из них, по официальным хроникам Японии, 1500 погибших, пострадавших, сосланных и наказанных. Да и то, эта цифра, по мнению японского правительства, скорей всего завышена из-за того, что эти данные передавались в Токио нерегулярно, из разных источников, и возможно, где-то показатели просто перекрыли друг друга, дав в итоге бОльшую цифру, чем она была на самом деле.
    Мун Чже Ин в своей речи ссылался на данные из книги «한국독립운동지혈사» («История кровопролитной борьбы за независимость Кореи»), выпущенной в 1920 году вторым президентом Правительства в изгнании Пак Ын Сиком. На данный момент этот труд считается авторитетным и признанным источником исторических данных описываемого им периода, и все корейские историки согласны с его статистикой и основными постулатами. С июля по сентябрь 1919 года Пак Ын Сик работал главным редактором для сдачи доклада в международные инстанции с основными статистическими выкладками «한일관계사료집» («Сборник документов по корейско-японским отношениям», 1919), для этого он послал на полуостров людей для сбора данных, но все они были схвачены японскими жандармами, поэтому данные для этого сборника оказались искажены или неточны (а именно этими цифрами и пользуется в итоге Япония). На год позднее он издает уже исправленную версию, основывающуюся на более достоверных данных. И здесь цифры с японскими данными по понятным причинам расходятся почти в три раза.

    Итак, что мы имеем в сухом остатке? Выходит президент Кореи и говорит «Вы убили 7500 наших». Япония: «Да вы что? 1500 и ни корейцем больше». То есть, «Мы, конечно, вас убивали, но не такими же масштабами». Вау. Представьте, чтобы было бы, если бы Германия заявила сейчас нечто подобное? Насильнику говорят «Ты ж девушку изнасиловал!», а он «Ну да, изнасиловал, но рукав блузки я не отрывал, только надорвал немного, не надо мне тут!». Международный преступник и убийца выражает истинный гнев за то, что ему указали на его преступления.
    Вот и все, что вам надо знать о признании Японией своих военных преступлений. У кого-нибудь еще остались вопросы, отчего в Азии никто Японию не любит?
A380~

"Безбилетники"

    Небольшая рецензия на книгу Чхон Гван Юля «줌아웃: 암울하고 위대했던 2012 - 2017» («Вне фокуса: мрачные и великие 2012 – 2017 гг»).

   Collapse )
A380~

Рейтинг мой, не падай!

  Все консервативные СМИ Южной Кореи в последнее время в унисон кричат о снижении рейтинга поддержки нынешнего президента Мун Чже Ина. Рисуют красивые графики, публикуют длиннющие статьи, без устали доказывают, как все плохо, и как население отворачивается от нынешней власти, экономика в дичайшем кризисе, люди бедствуют, в общем, в Венесуэле ситуация лучше, чем у нас. Поэтому если читать только их, то может даже создаться впечатление, что все действительно плохо. А поскольку консервативные СМИ занимают главенствующее положение в медиа пространстве Южной Кореи, то такое впечатление и создается. Но это при условии, что если не разговаривать с людьми на местах и самому не жить в Корее. А если посмотреть на ситуацию более трезвым и менее лживым и пропагандистским взглядом, то ситуация открывается немного с иной стороны.
  Несмотря на объективное ухудшение показателей экономической активности KOSPIв целом и действительные сложности в работе отдельных отраслей экономики страны в частности, на уровне жизни простых людей нынешний спад сказывается не очень сильно. Инфляция стабильна и не превышает двух процентов вот уже в течение последних пяти лет (три последних года правительства Пак Кын Хе плюс два года нынешней администрации, справедливости ради надо отметить, что при Пак Кын Хе проблемы с экономикой начались только под самый конец ее правления, до этого все было просто замечательно), что, к слову, в разы ниже показателей администрации Ли Мен Бака (когда она достигала и 4% в 2011 году). Меняется структура социальной поддержки государства, растут социальные выплаты, предпринимаются шаги для реформы жилищной отрасли и медицинского страхования. Вокруг меня много друзей, которые работают в больших компаниях и тех, у кого свой бизнес. И практически все, за редким исключением, признают, что ситуация при новой администрации как минимум, не изменилась, а в большинстве случаев – так и вовсе улучшилась. И повышение минимальной заработной платы, за которую так винят Мун Чже Ина все консервативные СМИ, или не играет в их работе вообще никакой роли (и это слова представителей мелкого и среднего бизнеса), или повлияло на их деятельность косвенно и не сильно. Но об этом чуть ниже.
  Наткнулся на интересные математические выкладки относительно рейтинга Мун Чже Ина одного небезызвестного товарища у себя в ленте и захотелось ими поделится. Человек поддерживает нынешнего президента намного больше меня, но в его рассуждениях имеется логическое зерно, поэтому привожу его выкладки с моими личными комментариями.
Collapse )
A380~

2018 год для Южной Кореи в десяти хэштегах

   Официальный аккаунт «Твиттер Южная Корея» опубликовал свои итоги года – хэштеги, которые стали самыми популярными в корейском Твиттере в 2018 году. Посмотреть на них повнимательнее стоит хотя бы для того, чтобы понять, что же волновало корейскую аудиторию в уходящем году и какие социальные, политические и экономические новости вызвали самый большой резонанс среди простого народа. Отдельно стоит упомянуть, разумеется, что Твиттер в Южной Корее – все же не самая популярная социальная сеть, пользуется ей, в основном, молодежь, поэтому полностью репрезентативной ее считать, конечно, сложно. Но, по моему личному мнению, общую атмосферу в стране этот список все же отражает относительно адекватно, поэтому давайте посмотрим на него попристальней.

  
Collapse )